«Прогулка для настоящих мужчин» / Северный Полюс / 1995 / статья

Они заключили с Северным полюсом беспримерное пари, что возьмут его «голыми руками».
Итак, госпожа Арктика, ваша карта бита!

Ричард Вебер и Михаил Малахов
Ричард Вебер и Михаил Малахов

Север жег их пятидесятиградусными морозами, воздвигал на пути бастионы двадцатиметровых торосов, отсекая путешественников от цели глубокими трещинами и широкими разломами, под которыми таилась свинцовая бездна Северного Ледовитого океана.

Но канадец Ричард Вебер и Михаил Малахов из Рязани шли с неодолимой верой в то, что Арктика наконец-то должна покориться человеку, не вооруженному техническими средствами  передвижения и рассчитывающему только на свои волю, силу и разум. До них совершить подобный автономный переход не мог никто.

Маршрут был выбран один из самых сложных, который проложил в 1909 году американец Роберт Пири. Споры о том, достиг он полюса или нет, не утихают до сих пор. К тому же американца сопровождали многочисленные группы поддержки и более сотни ездовых собак. Рядом с островом Уорд Хант всегда опасные ломкие льды. Оттуда и стартовали в феврале Михаил и Ричард к Северному полюсу. Вся эта прогулка туда и обратно, с учетом постоянного, дрейфа, составила более двух тысяч километров.
«Правда» еще до начала экспедиции, а затем и «Правда-5» знакомили своих читателей с участниками этого уникального похода, с целями и задачами, которые они перед собой поставили, передавали информацию с маршрута.

И вот, с блеском закончив эту изнуряющую гонку во льдах, в успех которой не верили даже некоторые корифеи арктических широт, почетный полярник Советского Союза, заслуженный мастер спорта, кандидат медицинских наук Михаил Малахов вновь у нас в гостях.

— Михаил, какими были первые ощущения у первых исполнителей последней арктической мечты на финише?

— Ощущение громаднейшей усталости, перемешанное с торжеством духа. Именно этот заряд помог нам пройти заключительные, пожалуй, самые трудные километры четырехмесячного путешествия.

— Все, кто следил за вашим продвижением, серьезно опасались, что финальный бросок к канадскому берегу, помешает сделать неожиданно накатившаяся жара. 

— Да, действительно, уже недалеко от островного побережья нас встретило огромное пространство воды с наваристой «окрошкой» из снега и обломков льда. И мы, буквально перепрыгивая с одной льдины на другую, выскакивали из этих ловушек. Часто встречались и большие открытые водные пространства. Приходилось десантироваться на подходящую льдину и грести лыжами. Порой действовали «по-пиратски». Забрасывая веревку с крюком, брали «на абордаж» другой край трещины.
Последние пятьдесят дней стали для нас поистине ожесточенной борьбой с тающими льдами. Увидев, как в Арктике во всю разгорается теплое северное лето, что для нас грозило провалом всей экспедиции, отказались от запланированных дней отдыха. А за неделю до финиша на сон оставили не более одного-двух часов в сутки. Все остальное время — только вперед — к берегу.

— А как с научно-исследовательской и образовательной стороной путешествия?

— Эти задачи выполнить успели. Полностью был отработан проект «Следуй за нами», в котором участвовали школьники и студенты многих стран, задававшие нам вопросы по спутникой связи. На разных участках маршрута пять раз проводили собственные биохимические анализы. Цель этой медицинской программы — продолжение начатого нами еще несколько лет назад изучения процессов адаптации человеческого организма в условиях длительных экстремальных ситуаций.

— Что ж, тема акатуальная особенно для абсолютного большинства россиян, затянутых реформаторами в эксперимент на выживаемость.

— Здесь-то, надеюсь, все образуется. А вот для тех, кто в будущем придет на крайний Север для экономического его освоения наш опыт окажется полезным. Сырьевой голод, который вскоре будет грозить всей цивилизации, заставит серьезно задуматься о промышленном использовании Арктики как источника нефти, газа, других природных ресурсов. Но прежде чем осваивать эти широты, нужно научиться там сначала выживать, а потом жить и работать.
Это главная задача наших с Ричардом исследований, которые мы постоянно вели на протяжении уже нескольких предыдущих путешествий по Ледовитому океану. В Московском институте контроля и стандартизации лекарственных средств на основе нашего опыта специалисты уже разрабатывают такую программу. По накопленным за последние годы в этой области данным сейчас готовится большой научный отчет.

— Михаил, вернемся к белому безмолвию. Какое эмоционально-психологическое давление оказывает снежная пустыня на человека? Ведь там он находится, если так можно выразиться, в полярном космосе.

— Хорошее выражение — «полярный космос». Я точно так же там думал, мне казалось, что иду по какому-то чужеродному, со всех сторон агрессивному космическому телу. Поначалу погода была отвратительная, перед глазами стояла сплошная белая мгла, безо всяких теней и ориентиров. Казалось, что через изуродованное пространство идем в никуда. Это, конечно же, сильно давит на человеческую психику. Нужно обладать устойчивым чувством реальности, чтобы в такой ситуации сохранить духовное и эмоциональное равновесие.

— Как вам это удавалось?

— В первую очередь, мы ни на минуту не сомневались что, как бы ни был коварен Север своими шквалистыми морозными ветрами, льдом, готовым в любую секунду разломиться прямо под ногами, все эти опасности преодолимы. Часто вспоминали о семье и доме. Наконец, даже песни про себя пели. У меня в голове так и крутилась одна замечательная мелодия с прекрасными словами, помните: «…надо быть спокойным и упрямым, чтоб порой от жизни получать…

— …радости скупые телеграммы». Да, кстати, спутниковая почта доставила вам добрые пожелания от правдистов?

— …А как же. Спасибо за поддержку. Еще получили приветствие от премьер-министра Канады господина Кретьена. С российской земли пришли поздравительные телеграммы от господ Сосковца, Чилингарова, Рыбкина. Когда мы с Ричардом из Канады прилетели в Москву, нас принял председатель Государственной Думы. Планируется наша встреча с руководством Канады. Кроме этого мне хочется вручить флаг России, который мы пронесли с собой до полюса и обратно, нашему президенту.

— Остается надеяться, что на рабочем столе Бориса Николаевича окажется этот номер «Правды-5» и он хотя бы на полчасика отключится от реформаторских забот и раскроет пред героями-полярниками кремлевские ворота.
И последнее, о чем хотелось бы спросить. Что вы посоветуете тем смельчакам, которые решатся повторить ваш рекорд?

— Прежде всего, хорошенько подумать и взвесить свои возможности. Чтобы совершать подобные экспедиции, нужно иметь большой практический опыт пребывания в Арктике. Я и Вебер провели во льдах чуть ли не полтора года. Делать ставку только на отличные физические данные, выносливость и азарт здесь ни в коем случае нельзя. Атаковать Север напролом — безумие. Он даже малейших ошибок не прощает. За легкомыслие можно поплатиться жизнью. Расчет экспедиции должен быть ювелирным, с гроссмейстерским предвидением непредсказуемого. Поэтому впереди сильных рук и ног обязана всегда быть толковая голова. 

— Михаил, мне кажется, ваши советы полезны не только для будущих покорителей крайних широт, так как они обладают еще и важными политическими свойствами…

ПРАВДА-5, Александр Офицеров 14 Июля 1995 г.

  VVV.RU